ИЛИ И  

 

загрузка...

база данных психологов
Вас у нас еще нет?


психологи в базе данных сайта psylist.net

создайте свою персональную страницу


Тест на знание цитат из сериала «Реальные пацаны»


комментарии к тестам

Таша  01.09.2014
Круто.
Вы родились в III веке в Северной Америке, были храбрым индейским воином, возможно, старейшиной рода.

Вопросы по психологии?
найди ответ,задай вопрос

раздел Вопросы и Ответы

вопрос без ответа

сама не знаю, чего хочу. путаница в отношениях

знаешь ответ? подскажи!

случайный анекдот

Хорошему коту, и в сентябре март!
тесты знаний

  • Тест по курсу «Технология социальной работы»
  • Биология Вариант 4
  • Тест для педагогов «На знание конвенции ООН о правах ребенка»
  • Ассорти для подростков или для самых умных младших школьников
  • Тесты по Географии Вариант1

  • он-лайн тесты

  • Тест для настоящего мужчины!
  • Тест Стресс
  • Тест Любите ли Вы себя?
  • Тест святого Мартина
  • Тест Грозит ли вам состояние аффекта?
  • Тест «Ваш психологический возраст»
  • Тест Что ты за птица?
  • Тест Скажи как ты родился, и я скажу, как будешь жить
  • Тест Уютно ли Вам в компании?
  • Тест Сексуальные предпочтения женщины выдаст любимый напиток
  • Тест Купальник как зеркало души
  • Тест Ждет ли Вас повышение в следующем году?
  • Тест Какой из вас получился бы политик?
  • Тест Какой у вас характер?
  • Тест Уж небо осенью дышало...

  •  



     

    загрузка...

    Проблема возраста и возрастной периодизации. Кризисы в развитии

    Возраст – одна из фундаментальных и сложных категорий психологии развития. Уже самое общее, формальное его определение имеет 2 значения, оба из которых широко применяются как в историко-биологических науках, так и в науках о неживой материи – это абсолютный и условный возраст.

    Абсолютный (календарный, или хронологический) возраст выражается количеством временных единиц (минут, дней, лет, тысячелетий и т.п.), отделяющих момент возникновения объекта до момента его измерения. Это – чисто количественное, абстрактное понятие, обозначающее длительность существования объекта, его локализацию во времени. Определение хронологического возраста объекта называется датировкой.

    Условный возраст (или возраст развития) определяется путем установления местоположения объекта в определенном эволюционно-генетическом ряду, в некотором процессе развития, на основании каких-то качественно-количественных признаков. Установление условного возраста – элемент периодизации, которая предполагает выбор не только хронологических единиц измерения, но и самой системы отсчета и принципов ее расчленения.

    В науке возрастные категории выглядят чрезвычайно сложными и противоречивыми. Как указывает И.С. Кон, чтобы разобраться в содержании категории возраста, прежде всего необходимо разграничить главные системы отсчета, в которых наука описывает человеческий возраст и вне связи с которыми возрастные категории вообще не имеют смысла.

    Во-первых, это индивидуальное развитие, описываемое в таких понятиях, как «онтогенез», «течение жизни», «жизненный путь», «жизненный цикл», «биография»; его составляющие («стадии развития», «возрасты жизни» и т.п.) и производные («возрастные свойства»).

    Вторая система отсчета – социально-возрастные процессы и социально-возрастная структура общества, описываемые в таких терминах, как «возрастная стратификация», «возрастное разделение труда», «возрастные слои», «возрастные группы», «поколение», «когортные различия» и т.д.

    Третья система отсчета – возрастной символизм, т.е. представления о возрастных процессах в культуре, то, как их воспринимают и символизируют представители разных социально-экономических и этнических общностей и групп («возрастные обряды», «возрастные стереотипы» и т.п.).

    Рассмотрим понятие возраста в каждой из этих систем.

    I. Индивидуальное развитие: жизненный путь индивида. Поскольку индивидуальное развитие человека, как и всякого другого организма, есть онтогенез с заложенной в нем филогенетической программой, его периодизация неизбежно покоится на выделении ряда универсальных возрастных процессов (рост, созревание, развитие, старение), в результате которых формируются соответствующие индивидуальные возрастные свойства (различия). То и другое обобщается в понятии возрастных стадий (фаз, этапов, периодов), или стадий развития (детство, переходный возраст, зрелость, старость и др.), известных с древности.

    Возрастные свойства отвечают на вопрос: чем среднестатистический индивид данного хронологического возраста и/или находящийся на данной возрастной стадии отличается от среднестатистического индивида другого возраста? Возрастные процессы отвечают на вопрос, как формируются возрастные свойства и каким путем (постепенно или резко, скачкообразно) происходит переход из одной возрастной стадии в другую?

    Термины, в которых психология развития описывает возрастные процессы (рост, созревание и т.п.), уходят своими корнями в биологию и подразумевают прежде всего онтогенез. Но реальная биография, жизненный путь индивида значительно богаче и шире онтогенеза – она включает историю «формирования и развития личности в определенном обществе, современника определенной эпохи и сверстника определенного поколения». Здесь налицо взаимодействие двух рядов развития, которые Л.С. Выготский назвал натуральным (развитие организма) и социальным (приобщение индивида к культуре путем обучения, воспитания, социализации в широком смысле слова).

    Любой анализ жизненного пути должен учитывать принципиальную многомерность возрастных свойств и критериев их оценки: биологический возраст соотносится со свойствами организма и его отдельных подсистем; социальный возраст – с положением индивида в системе общественных отношений; психический возраст – с характером сенсомоторной, умственной и тому подобной деятельности.

    Многомерность возрастных свойств усугубляется принципиально неустранимой неравномерностью и гетерохронностью (асинхронией) протекания возрастных процессов. Первая обнаруживает себя в том, что психические функции индивида развиваются неравномерно (есть спады и подъемы в их развитии, есть сензитивные периоды становления функций и т.д.), разные аспекты и критерии зрелости имеют для них неодинаковое значение. Гетерохронность (межи внутриличностная) выражается в несогласованности сроков биологического, социального и психического развития, а также в несовпадении темпов созревания или инволюции отдельных подсистем одного и того же индивида, например темпов физического роста и полового созревания, наличии диспропорции между интеллектуальным и нравственным развитием и т.п.

    Многомерность возрастных свойств и гетерохронность возрастных процессов делают любую научную периодизацию жизненного пути и его отдельных этапов заведомо условной, допускающей многочисленные вариации и отклонения от статистически среднего, которые являются вполне нормальными, неустранимыми, представляя собой разные типы развития.

    Не менее существенны социально-исторические вариации жизненного пути. Как считают антропологи, имеется определенная филогенетическая закономерность, согласно которой в процессе биологической эволюции возрастает значение индивида и его влияние на развитие вида. Оно проявляется, во-первых, в нарастании длительности периода индивидуального существования, в течение которого накапливается индивидуальный опыт, оказывающий влияние на дальнейшую эволюцию, и, во-вторых, в нарастании вариативности (морфологической, физиологической и психической) внутри вида.

    Такая же закономерность обнаруживается и в человеческой истории. Кроме общего удлинения продолжительности жизни человека по сравнению с другими антропоидами, меняется соотношение и длительность ее этапов. С одной стороны, повышается значение подготовительного этапа жизнедеятельности, происходит удлинение детства как периода первичного обучения и социализации. С другой стороны, в ходе эволюции возрастает приспособительное значение старости как этапа онтогенеза, поскольку старые особи в популяциях, передавая накопленную ими социальную информацию более молодым, способствуют увеличению устойчивости и эволюционных возможностей популяции. Как подчеркивал Б.Г. Ананьев, в этом проявляется обратное воздействие жизненного пути на онтогенез. Поэтому, хотя возрастные категории первоначально зародились и часто мыслятся обыденным сознанием как онтогенетические инварианты, их необходимо рассматривать в более сложной системе отсчета.

    Принято использовать три основных термина для описания индивидуального развития в его целом – время жизни, жизненный цикл и жизненный путь.

    Время жизни, или протяженность, пространство жизни (англ. life time или life span) обозначает временной интервал между рождением и смертью. Чем заполнено это временное пространство, термин не уточняет. Продолжительность времени жизни имеет важные социальные и психологические последствия: так, от нее во многом зависят длительность сосуществования поколений и продолжительность первичной социализации детей. Тем не менее «время жизни» – понятие формальное, обозначающее лишь хронологические рамки индивидуального существования безотносительно к его содержанию.

    Понятие жизненного цикла предполагает, что ход жизни подчинен известной закономерности, а его этапы («возрасты жизни» или «времена жизни», подобные временам года) представляют собой постоянный круговорот.

    Наиболее емкий и употребительный современный научный термин для описания индивидуального развития – «жизненный путь». Он характеризует идущие сквозь возрастно-дифференцированное время жизни пути к социальным шаблонам в расписании, длительности, локализации и порядке событий. Время наступления события может быть столь же важным для жизненного опыта индивида, как и само совершение этого события, и степень или тип приносимых им перемен. Системное изучение жизненного пути и биографический метод заняли в последние годы важное место в психологии развития.

    До недавнего времени психологи изучали процессы индивидуального развития так, как если бы эти процессы совершались в неизменном социальном мире, тогда как историки и социологи прослеживали изменения в социальном мире без учета сдвигов в содержании и структуре жизненного пути индивида. Сегодня ясно, что нужно изучать развивающегося индивида в изменяющемся мире. И в свете новой методологической перспективы возрастные различия – не просто следствие универсальных этапов онтогенеза, но результат сложного переплетения траекторий индивидуального психического развития, общественно-производственной, трудовой карьеры и брачно-семейного цикла.

    Содержательная характеристика возрастных процессов, свойств и стадий индивидуальной жизни может быть дана либо в системе онтогенеза, субъектом которого является организм, либо в системе жизненного цикла, субъектом которой является средний индивид в единстве его биосоциальных характеристик, либо в системе жизненного пути, субъектом которого является личность. Однако эти системы не рядоположны, ибо жизненный путь личности включает в себя жизненный цикл индивида, а этот, в свою очередь, включает онтогенез. Относительно и различие «биологических» и «социальных» возрастных процессов и свойств. Хотя процессы роста, созревания и старения организма автономны от процессов усвоения, выполнения и оставления личностью определенных наборов социальных ролей, главные психические процессы и свойства являются интегративными и не поддаются делению на биологические и социальные.

    Историко-культурный анализ жизненного пути и его отдельных компонентов отнюдь не отрицает онтогенетических инвариант развития в его целом – развития индивида. Но он проясняет и подчеркивает ведущую роль, которую играют во взаимодействии биологического и социального исторические условия. Ничто не может изменить инвариантную последовательность циклов детства, взрослости и старости, но длительность и содержание каждого из них существенно зависят от социальных факторов. Причем эта зависимость имеет не только количественный, что наглядно видно при изучении динамики продолжительности жизни или процессов акселерации, но и качественный характер.

    Современная наука уделяет особенно много внимания проблеме качественных сдвигов, скачков, кризисов в развитии.

    Поскольку критические периоды и социальные переходы обычно сопровождаются какой-то, подчас болезненной психологической перестройкой, психология развития выработала особое понятие «возрастных кризисов», или «нормативных кризисов развития». Слово «кризис» подчеркивает момент нарушения равновесия, появления новых потребностей и перестройки мотивационной сферы личности и т.д. Но так как в данной фазе развития подобное состояние статистически нормально, то и кризисы эти называются «нормативными» (понятие нормативного кризиса предложено Э. Эриксоном).

    Зная соответствующие биологические и социальные законы, можно достаточно точно предсказать, в каком среднем возрасте индивид данного общества столкнется с теми или иными проблемами, как эти проблемы связаны друг с другом, от каких сопутствующих факторов зависят глубина и длительность соответствующего нормативного кризиса и каковы типичные варианты его разрешения.

    Но если нас интересует не структура жизненного пути среднестатистического индивида, а биография индивидуальной личности, объективные данные необходимо дополнить субъективными. Периодизация строится здесь по тем событиям, которые стали поворотными пунктами в развитии личности и ее жизненного мира, что предполагает внутреннюю систему отсчета.

    Как ни близки все названные понятия в философском смысле, обозначая локализованный во времени скачок, они коренятся в разных системах отсчета и невыводимы друг из друга: критические периоды суть инварианты онтогенеза, возрастные переходы производны от социальной структуры общества, а поворотные пункты относятся к индивидуальному жизненному пути (биографии).

    II. Социально-возрастные процессы и социально-возрастная структура общества: возрастная стратификация общества. Возрастная стратификация – такое же универсальное явление, как жизненный путь. Каждое общество разделяется на какие-то слои (страты) соответственно возрасту своих членов, а развитие общества может быть представлено как процесс последовательной смены и преемственности этих слоев-поколений (когорт).

    Система возрастной стратификации включает в себя:

    1. возрастной состав и структуру населения (социально-демографический аспект);
    2. возрастную структуру общественной деятельности (социально-экономический аспект);
    3. возрастную структуру общественных организаций и институтов (социально-политический аспект).

    Между возрастными свойствами индивидов и системой возрастной стратификации существует сложная обратная связь. С одной стороны, индивиды разного возраста, т.е. находящиеся на разных стадиях развития, различаются по своей способности выполнять те или иные социальные роли: так, сроки биологического и социального созревания в общем и целом детерминируют брачный возраст, гражданское совершеннолетие и т.д. С другой стороны, возрастные слои различаются по тем социальным ролям, которые должны выполнять их члены и с которыми ассоциируется определенный набор прав и обязанностей. Характер закрепленной за данным возрастным слоем деятельности и связанные с этим нормативные предписания определяют фактическое общественное положение представителей этого слоя, их самосознание и уровень притязаний.

    Понятие возрастного слоя (страты) по объему совпадает с понятием когорты, обозначая совокупность индивидов данного возраста. Но понятие возрастного слоя оттеняет момент их сосуществования, тогда как когорта – момент смены и преемственности. Называть возрастные слои возрастными группами не следует, так как последний термин используется для обозначения организованных, корпоративных возрастных общностей. Численность и состав (например, соотношение мужчин и женщин) возрастных слоев зависят от естественных и социально-демографических процессов воспроизводства населения. Увеличение средней продолжительности жизни при одновременном снижении рождаемости дает постарение населения, т.е. увеличение удельного веса лиц старших возрастов. Война, сопровождающаяся гибелью многих мужчин, меняет половой состав соответствующих возрастных слоев и т.д.

    Возрастные слои различаются также по характеру своей общественно-производительной деятельности. Даже в их выделении (например, при переписи населения) формально-хронологический признак (люди от такого-то до такого-то возраста) обычно соотносится с биопсихологическим (дети, подростки, взрослые) и социальным (лица дошкольного, школьного, рабочего или пенсионного возраста). Возрастное разделение труда, т.е. набор возрастно-специфических видов деятельности, социальных ролей, статусов, экспектаций и санкций, производно от общего уровня и характера материального производства и социальной структуры общества.

    Возрастные слои связаны с возрастно-специфическими ролями и экспектациями. Возраст служит основанием и критерием для обретения или оставления определенных социальных ролей. В одних случаях эта связь бывает непосредственной, в форме возрастного ценза (например, возраст гражданского совершеннолетия или пенсионный возраст). В других случаях она выступает косвенно, например опосредуется временем, необходимым для получения образования, без которого невозможно занять данное общественное положение.

    Диапазон социальных ролей, доступных лицам, принадлежащим к разным возрастным слоям, варьирует как качественно (разнотипные роли часто образуют взаимосвязанные комплексы, которые становятся доступными или недоступными индивиду относительно одновременно; например, брачный возраст и гражданское совершеннолетие обычно тесно связаны друг с другом), так и количественно (25-летнему доступно большее число занятий, чем 15-летнему, а к старости ролевой диапазон снова суживается). Соответствующие возрастные критерии иногда являются юридически нормативными (школьный возраст, гражданское совершеннолетие), а иногда – фактуальными (например, возраст завершения образования или вступления в брак). Сильно варьирует также степень определенности возрастных критериев и границ.

    Возрастная стратификация предполагает систему связанных с возрастом социально-психологических экспектаций и санкций. К ребенку предъявляются одни требования, к взрослому – другие; от опытного профессионала ждут больше, чем от молодого специалиста, даже если они занимают одинаковые должности. Соответственно варьирует и характер юридических и моральных санкций за те или иные проступки. Следует подчеркнуть, что разница эта скорее качественная, чем количественная, и вытекает она не столько из функционального разделения труда, сколько из существующих в данном обществе возрастных стереотипов.

    Возрастная структура общественной деятельности зависит не только от общих свойств социальной системы, но и от многих других условий. Как в психологии говорят не столько о возрастных, сколько о половозрастных различиях, так и возрастное разделение труда всегда соотносится с существующей в данном обществе дифференциацией половых ролей и является в силу этого половозрастным. Возрастная стратификация соотносится также с классовой структурой общества и во многом производна от нее; это проявляется в особенностях жизненного пути выходцев из разных социальных слоев, неодинаковости критериев социальной зрелости и т.п.

    Возрастная стратификация – относительно устойчивая система, которая создается, поддерживается и изменяется социально-возрастными процессами. Изменение состава и численности возрастных слоев в населении обусловлено демографическим процессом течения когорт, включающим в себя возникновение сменяющих друг друга когорт, их сосуществование, изменение их численности в результате миграций и постепенное уменьшение и исчезновение каждой данной когорты в результате ее вымирания.

    Социально-демографический процесс смены когорт покоится на естественно-биологическом процессе старения составляющих когорту индивидов, последовательно проходящих стадии своего жизненного пути. Эта динамика отражается в показателях рождаемости, смертности, продолжительности жизни и т.д. Как видим, многозначность слова «поколение» имеет глубокие объективные причины. Хотя сверстники – далеко не всегда единомышленники, они обладают целым рядом специфических черт, позволяющих им осознавать себя как «мы», что и служит основанием для отождествления условного символического поколения с возрастной когортой.

    Смена когорт имеет также важные социально-исторические последствия, поскольку каждая когорта, сформировавшись в конкретной исторической обстановке, является носителем специфического, в чем-то уникального социального опыта, ценностей, убеждений. Течение когорт и старение предполагают два встречных социальных процесса: распределение между индивидами социально-возрастных ролей и социализацию, т.е. подготовку индивидов к усвоению или оставлению ролей.

    Распределение и перераспределение индивидов определенных возрастов по соответствующим социальным ролям (и обратно: распределение и перераспределение социальных ролей между индивидами) детерминируется, с одной стороны, объективными потребностями социальной системы, наличием рабочих мест и подлежащих выполнению социальных функций, а с другой стороны, возрастной структурой населения. Индивид выбирает себе занятия в рамках тех возможностей, которые предоставляет общество.

    Принятие на каждом этапе жизненного пути новых и оставление старых ролей, равно как и адаптация к изменению их содержания и соотношения, требуют от индивида соответствующей подготовки, т.е. социализации.

    Возрастная стратификация не сводится к демографическим процессам и разделению труда. Она имеет также свой социально-политический и организационный аспект. Само понятие стратификации предполагает не просто расслоение и взаимозависимость, но определенную иерархию в распределении авторитета или власти.

    Так, любая система возрастной стратификации делит людей на старших и младших. А понятие «старшинства» имеет не только описательное, но и ценностное, социально-статусное значение, обозначая асимметрию прав и обязанностей. Во всех языках понятие «младший» психологически указывает не только на возраст, но и на зависимый, подчиненный статус.

    В этнографической литературе описаны разновидности «возрастных классов», или «систем», у многих племен и народов. Удобная классификация терминов предложена П. Галливером. Он выделяет 3 главных понятия: возрастная степень, возрастной класс, возрастная группа.

    Возрастная степень (age-grade) обозначает признанное деление жизни индивида по мере того, как он переходит от младенчества к старости.

    Совокупность людей, занимающих в определенный момент времени такую нормативно выделенную возрастную степень, образует возрастной класс (age-class). Возрастной класс не представляет собой компактной, интегрированной общности.

    Возрастная группа (age-group) основана на том, что все ее члены – ровесники, и является корпоративной. Это постоянная совокупность людей, признающих между собой определенную степень единства, которое признается также и нечленами группы.

    Итак, возрастные степени – это стадии жизненного цикла, но не всякие, а только особо выделяемые и символизируемые данной культурой, так что их достижение обеспечивает индивиду определенный социальный ранг и идентичность.

    Возрастные классы – это возрастные слои населения, но тоже не всякие, а только занимающие особое место в системе возрастной стратификации данного общества и соответственно выделяемые и символизируемые культурой.

    Возрастные группы – это организации, основанные на общности хронологического и/или условного возраста своих членов, имеющие специфическую структуру, функции и знаковые средства и соответственно воспринимаемые и символизируемые культурой.

    III. Возрастной символизм культуры, т.е. система представлений и образов, в которых общество воспринимает, осмысливает и легитимизирует жизненный путь индивида и возрастную стратификацию, так же универсален и одновременно специфичен, как и сами эти явления. Как подсистема культуры он включает в себя следующие взаимосвязанные элементы:

    1. нормативные критерии возраста, т.е. принятую культурой возрастную терминологию, периодизацию жизненного цикла с указанием длительности и задач его основных этапов; фиксируется не жизненный путь индивида, а именно жизненный цикл как нечто повторяющееся, обязательное и нормативное;
    2. аскриптивные возрастные свойства, или возрастные стереотипы, – черты и свойства, приписываемые культурой лицам данного возраста и задаваемые им в качестве подразумеваемой нормы;
    3. символизацию возрастных процессов – представления о том, как протекают или должны протекать рост, развитие и переход индивида из одной возрастной стадии в другую;
    4. возрастные обряды – ритуалы, посредством которых культура структурирует жизненный цикл и оформляет взаимоотношения слоев, классов и групп;
    5. возрастную субкультуру – специфический набор признаков и ценностей, по которым представители данного возрастного слоя, класса или группы осознают и утверждают себя в качестве «мы», отличного от всех остальных возрастных общностей.

    Нормативные критерии возраста соответствуют стадии жизненного цикла и структуре возрастных слоев. Аскриптивные возрастные свойства – культурно-нормативный аналог и эквивалент индивидуальных возрастных различий и свойств соответствующих возрастных слоев (классов). Символизация возрастных процессов и возрастные обряды – не что иное, как отражение и легитимация возрастных изменений и социально-возрастных процессов, а возрастная субкультура производна от реальных взаимоотношений возрастных слоев и организаций.

    Нормативные критерии возраста тесно связаны с развитием временных представлений и категорий. При всех этнокультурных вариациях здесь четко вырисовываются некоторые общие закономерности.

    Все народы различают этапы детства, взрослости (зрелости) и старости. Существуют также содержательные транскультурные инварианты, обусловленные стадиальностью психофизиологического и умственного развития ребенка.

    Разные культуры выделяют неодинаковое число «возрастов жизни», причем количество институционализированных возрастов обычно меньше, чем число подразумеваемых. Хотя возрастные степени всегда соотносятся с периодизацией жизненного пути, их непосредственной системой отсчета являются возрастная стратификация и соответствующие социальные институты и нормы, неодинаковые у разных народов.

    Когда возрастная терминология перестает замыкаться на жесткую систему возрастных степеней и начинает обозначать только стадии жизненного цикла, она становится более гибкой, но одновременно – менее определенной. Неопределенность, условность хронологически выражаемых возрастных границ – общее свойство любой развитой культуры. Например, возрастная терминология средневековой Франции различает детство (enfance), отрочество (puerilite), молодость (jeunesse), юность (adolescence), старость (viellesse) и сенильность (senilite). Однако эти термины далеко не всегда относились к определенному хронологическому возрасту, их границы очень часто менялись не только от народа к народу, но и от автора к автору.

    Любая периодизация жизненного цикла всегда соотносится с нормами культуры, она не столько описательна, сколько ценностно-нормативна. Это наглядно выступает в таких понятиях, как «созревание», «совершеннолетие», «зрелость», но фактически нормативны все возрастные категории, включая понятия «детство», «юность», «взрослость» и т.д.

    Возрастные категории и стереотипы всегда и везде многозначны, противоречивы и амбивалентны, одновременно описательны (дескриптивны) и нормативно-предписательны (прескриптивны). Описать возраст можно только в единстве с историко-специфическими особенностями культуры и социальной идентичностью.

    Критерии периодизации возрастного развития. Понять закономерности возрастного развития, специфику отдельных возрастных этапов позволяет разделение жизненного пути на периоды. Содержание (и название) периодов, их временные границы определяются представлениями автора периодизации о наиболее важных, существенных сторонах развития. Л.С. Выготский различал три группы периодизаций: по внешнему критерию, по одному и нескольким признакам детского развития.

    Для первой группы характерно построение периодизации на основе внешнего, но связанного с самим процессом развития критерия. Примером могут служить периодизации, созданные по биогенетическому принципу. Согласно этой позиции онтогенез в кратком и сжатом виде повторяет филогенез. Поэтому процесс индивидуального развития ребенка выстраивается в соответствии с основными периодами биологической эволюции и исторического развития человечества.

    Еще один пример – периодизация Р. Заззо. В ней этапы детства совпадают со ступенями системы воспитания и обучения детей. После стадии раннего детства (до 3 лет) начинается стадия дошкольного возраста (3-6 лет), основное содержание которой составляет воспитание в семье или дошкольном учреждении. Далее следует стадия начального школьного образования (6-12 лет), на которой ребенок приобретает основные интеллектуальные навыки; стадия обучения в Средней школе (12-16 лет), когда он получает общее образование; и позже – стадия высшего или университетского образования. Так как развитие и воспитание взаимосвязаны и структура образования создана на базе большого практического опыта, границы периодов, установленных по педагогическому принципу, почти совпадают с переломными моментами в детском развитии.

    Во второй группе периодизаций используется не внешний, а внутренний критерий. Этим критерием становится какая-либо одна сторона развития, например развитие костных тканей в периодизации П.П. Блонского и развитие детской сексуальности у 3. Фрейда.

    Павел Петрович Блонский выбрал объективный, легкодоступный наблюдению, связанный с существенными особенностями конституции растущего организма признак – появление и смену зубов. Детство делится поэтому на три эпохи: беззубое детство (до 8 месяцев – 2–2,5 лет), детство молочных зубов (примерно до 6,5 лет) и детство постоянных зубов (до появления зубов мудрости).

    Зигмунд Фрейд считал главным источником, двигателем человеческого поведения бессознательное, насыщенное сексуальной энергией. Сексуальное развитие, следовательно, определяет развитие всех сторон личности и может служить критерием возрастной периодизации. Детская сексуальность понимается 3. Фрейдом широко, как все, приносящее телесное удовольствие, – поглаживание, сосание, освобождение кишечника и т.д. Стадии развития связаны со смещением эрогенных зон – тех областей тела, стимуляция которых вызывает удовольствие.

    Периодизации, основанные на одном признаке, субъективны: авторами произвольно выбирается одна из многих сторон развития. Кроме того, в них не учитывается изменение роли выбранного критерия в общем развитии на разных его этапах, а значение любого признака меняется при переходе от возраста к возрасту.

    В третьей группе периодизаций периоды возрастного развития выделяются на основе нескольких существенных особенностей этого развития. Примером могут служить периодизации Льва Семеновича Выготского и Даниила Борисовича Эльконина.

    Л.С. Выготский о стадиальности развития

    Возрастное развитие, в особенности детское, – сложный процесс, который в силу ряда своих особенностей приводит к изменению всей личности ребенка на каждом возрастном этапе. Для Л.С. Выготского развитие – это прежде всего возникновение нового. Стадии развития характеризуются возрастными новообразованиями, т.е. качествами или свойствами, которых не было раньше в готовом виде. Но новое «не падает с неба», как писал Л.С. Выготский, оно появляется закономерно, подготовленное всем ходом предшествующего развития.

    Источником развития является социальная среда. Каждый шаг в развитии ребенка меняет влияние на него среды: среда становится совершенно иной, когда ребенок переходит от одной возрастной ситуации к следующей. Л.С. Выготский ввел понятие «социальная ситуация развития» – специфическое для каждого возраста отношение между ребенком и социальной средой. Взаимодействие ребенка со своим социальным окружением, воспитывающим и обучающим его, и определяет тот путь развития, который приводит к возникновению возрастных новообразований.

    Как ребенок взаимодействует со средой? Л.С. Выготский выделяет две единицы анализа социальной ситуации развития – деятельность и переживание. Легко наблюдать внешнюю активность ребенка, его деятельность. Но существует и внутренний план, план переживаний. Одну и ту же ситуацию в семье по-разному переживают разные дети, даже дети одного возраста – близнецы. В результате на развитии одного ребенка конфликт между родителями, например, скажется слабо, а у другого вызовет невроз и прочие отклонения. Один и тот же ребенок, развиваясь, переходя от одного возраста к другому, будет по-новому переживать ту же самую семейную ситуацию.

    Социальная ситуация развития меняется в самом начале возрастного периода. К концу периода появляются новообразования, среди которых особое место занимает центральное новообразование, имеющее наибольшее значение для развития на следующей стадии.

    Л.С. Выготский рассмотрел динамику переходов от одного возраста к другому. На разных этапах изменения в детской психике могут происходить медленно и постепенно, а могут – быстро и резко. Соответственно выделяются стабильные и кризисные стадии развития. Для стабильного периода характерно плавное течение процесса развития, без резких сдвигов и перемен в личности ребенка. Незначительные, минимальные изменения, происходящие на протяжении длительного времени, обычно незаметны для окружающих. Но они накапливаются и в конце периода дают качественный скачок в развитии: появляются возрастные новообразования. Только сравнив начало и конец стабильного периода, можно представить себе тот огромный путь, который прошел ребенок в своем развитии.

    Стабильные периоды составляют большую часть детства. Они длятся, как правило, по несколько лет. И возрастные новообразования, появляющиеся медленно и долго, оказываются устойчивыми, фиксируются в структуре личности.

    Кроме стабильных, существуют кризисные периоды развития. В возрастной психологии нет единого мнения по поводу кризисов, их места и роли в психическом развитии ребенка. Часть психологов считает, что детское развитие должно быть гармоничным, бескризисным. Кризисы – ненормальное, «болезненное» явление, результат неправильного воспитания. Другая часть психологов утверждает, что наличие кризисов в развитии закономерно. Более того, по некоторым представлениям, ребенок, не переживший по-настоящему кризис, не будет полноценно развиваться дальше.

    Л.С. Выготский придавал кризисам большое значение и рассматривал чередование стабильных и кризисных периодов как закон детского развития. В настоящее время у нас чаще говорят о переломных моментах в развитии ребенка, а собственно кризисные, негативные проявления относят на счет особенностей его воспитания, условий жизни. Близкие взрослые могут эти внешние проявления смягчить или, наоборот, усилить.

    Кризисы, в отличие от стабильных периодов, длятся недолго, несколько месяцев, при неблагоприятном стечении обстоятельств растягиваясь до года или даже двух лет. Это краткие, но бурные стадии, в течение которых происходят значительные сдвиги в развитии и ребенок резко меняется во многих своих чертах. Развитие может принять в это время катастрофический характер.

    Кризис начинается и завершается незаметно, его границы размыты, неотчетливы. Обострение наступает в середине периода. Для окружающих ребенка людей оно связано с изменением поведения, появлением «трудновоспитуемости», как пишет Л.С. Выготский. Ребенок выходит из-под контроля взрослых, и те меры педагогического воздействия, которые раньше имели успех, теперь перестают действовать. Аффективные вспышки, капризы, более или менее острые конфликты с близкими – типичная картина кризиса, характерная для многих детей. У школьников падает работоспособность, ослабляется интерес к занятиям, снижается успеваемость, иногда возникают мучительные переживания, внутренние конфликты.

    Однако у разных детей кризисные периоды проходят по-разному. Поведение одного становится труднопереносимым, а второй почти не меняется, так же тих и послушен. Индивидуальных различий во время кризисов гораздо больше, чем в стабильные периоды. И все же в любом случае изменения есть даже во внешнем плане. Чтобы их заметить, нужно сравнить ребенка не с ровесником, тяжело переживающим кризис, а с ним самим – таким, каким он был раньше. Каждый ребенок испытывает трудности в общении с окружающими, у каждого снижается темп продвижения в учебной работе.

    Главные изменения, происходящие во время кризиса, – внутренние. Развитие приобретает негативный характер. Что это значит? На первый план выдвигаются инволюционные процессы: распадается, исчезает то, что образовалось на предыдущей стадии. Ребенок теряет интересы, еще вчера направлявшие всю его деятельность, отказывается от прежних ценностей и форм отношений. Но наряду с потерями создается и что-то новое. Новообразования, возникшие в бурный, непродолжительный период, оказываются неустойчивыми и в следующем стабильном периоде трансформируются, поглощаются другими новообразованиями, растворяются в них и, таким образом, отмирают.

    В кризисные периоды обостряются основные противоречия: с одной стороны, между возросшими потребностями ребенка и его все еще ограниченными возможностями, с другой – между новыми потребностями ребенка и сложившимися ранее отношениями со взрослыми. Сейчас эти и некоторые другие противоречия часто рассматриваются как движущие силы психического развития.

    Кризисные и стабильные периоды развития чередуются. Поэтому возрастная периодизация Л.С. Выготского имеет следующий вид: кризис новорожденности – младенческий возраст (2 месяца – 1 год) – кризис 1 года – раннее детство (1-3 года) – кризис 3 лет – дошкольный возраст (3-7 лет) – кризис 7 лет – школьный возраст (7-13 лет) – кризис 13 лет – пубертатный возраст (13-17 лет) – кризис 17 лет.

    Периодизация психического развития по Д.Б. Эльконину

    Д.Б. Эльконин развил представления Л.С. Выготского о возрастном развитии. Он рассматривает ребенка как целостную личность, активно познающую окружающий мир – мир предметов и человеческих отношений, включая его при этом в две системы отношений: «ребенок – вещь» и «ребенок -- взрослый». Но вещь, обладая определенными физическими свойствами, заключает в себе и общественно выработанные способы действий с нею. Это, по сути – общественный предмет, действовать с которым ребенок должен научиться. Взрослый тоже не только человек, имеющий конкретные индивидуальные качества, но и представитель какой-то профессии, носитель других видов общественной деятельности с их специфическими задачами и мотивами, нормами отношений, т.е. общественный взрослый. Деятельность ребенка внутри систем «ребенок – общественный предмет» и «ребенок – общественный взрослый» представляет единый процесс, в котором формируется его личность.

    В то же время эти системы отношений осваиваются ребенком в деятельностях разного типа. Среди видов ведущей деятельности, оказывающей наиболее сильное влияние на развитие ребенка, Д.Б. Эльконин выделяет две группы.

    В первую группу входят деятельности, которые ориентируют ребенка на нормы отношений между людьми. Это непосредственно-эмоциональное общение младенца, ролевая игра дошкольника и интимно-личностное общение подростка. Они значительно отличаются друг от друга по содержанию и глубине, но представляют собой деятельности одного типа, имеющие дело главным образом с системой отношений «ребенок – общественный взрослый», или, шире, «человек – человек».

    Вторую группу составляют ведущие деятельности, благодаря которым усваиваются общественно выработанные способы действий с предметами и различные эталоны: предметно-манипулятивная деятельность ребенка раннего возраста, периода. Для окружающих ребенка людей оно связано с изменением поведения, появлением «трудновоспитуемости», как пишет Л.С. Выготский. Ребенок выходит из-под контроля взрослых, и те меры педагогического воздействия, которые раньше имели успех, теперь перестают действовать. Аффективные вспышки, капризы, более или менее острые конфликты с близкими – типичная картина кризиса, характерная для многих детей. У школьников падает работоспособность, ослабляется интерес к занятиям, снижается успеваемость, иногда возникают мучительные переживания, внутренние конфликты.

    Однако у разных детей кризисные периоды проходят по-разному. Поведение одного становится труднопереносимым, а второй почти не меняется, так же тих и послушен. Индивидуальных различий во время кризисов гораздо больше, чем в стабильные периоды. И все же в любом случае изменения есть даже во внешнем плане. Чтобы их заметить, нужно сравнить ребенка не с ровесником, тяжело переживающим кризис, а с ним самим – таким, каким он был раньше. Каждый ребенок испытывает трудности в общении с окружающими, у каждого снижается темп продвижения в учебной работе.

    Главные изменения, происходящие во время кризиса, – внутренние. Развитие приобретает негативный характер. Что это значит? На первый план выдвигаются инволюционные процессы: распадается, исчезает то, что образовалось на предыдущей стадии. Ребенок теряет интересы, еще вчера направлявшие всю его деятельность, отказывается от прежних ценностей и форм отношений. Но наряду с потерями создается и что-то новое. Новообразования, возникшие в бурный, непродолжительный период, оказываются неустойчивыми и в следующем стабильном периоде трансформируются, поглощаются другими новообразованиями, растворяются в них и, таким образом, отмирают.

    В кризисные периоды обостряются основные противоречия: с одной стороны, между возросшими потребностями ребенка и его все еще ограниченными возможностями, с другой – между новыми потребностями ребенка и сложившимися ранее отношениями со взрослыми. Сейчас эти и некоторые другие противоречия часто рассматриваются как движущие силы психического развития.

    Кризисные и стабильные периоды развития чередуются. Поэтому возрастная периодизация Л.С. Выготского имеет следующий вид: кризис новорожденности – младенческий возраст (2 месяца – 1 год) – кризис 1 года – раннее детство (1-3 года) – кризис 3 лет – дошкольный возраст (3-7 лет) – кризис 7 лет – школьный возраст (7-13 лет) – кризис 13 лет – пубертатный возраст (13-17 лет) – кризис 17 лет.

    В деятельности первого типа главным образом развивается мотивационно-потребностная сфера, в деятельности второго типа формируются операционно-технические возможности ребенка, т.е. интеллектуально-познавательная сфера. Эти две линии образуют единый процесс развития личности, но на каждом возрастном этапе получает преимущественное развитие одна из них. Так как ребенок поочередно осваивает системы отношений «человек – человек» и «человек – вещь», происходит закономерное чередование и сфер, наиболее интенсивно развивающихсяв младенчестве развитие мотивационной сферы опережает развитие сферы интеллектуальной, в следующем, раннем возрасте мотивационная сфера отстает и более быстрыми темпами развивается интеллект и т.д.

    Д.Б. Эльконин так формулирует закон периодичности: «К каждой точке своего развития ребенок подходит с известным расхождением между тем, что он усвоил из системы отношений человек – человек, и тем, что он усвоил из системы отношений человек – предмет. Как раз моменты, когда это расхождение принимает наибольшую величину и называются кризисами, после которых идет развитие той стороны, которая отставала в предшествующий период. Но каждая из сторон подготавливает развитие другой».

    Таким образом, каждый возраст характеризуется своей социальной ситуацией развития; ведущей деятельностью, в которой преимущественно развивается мотивационно-потребностная или интеллектуальная сфера личности; возрастными новообразованиями, формирующимися в конце периода, среди них выделяется центральное, наиболее значимое для последующего развития. Границами возрастов служат кризисы – переломные моменты в развитии ребенка.

    Стадии развития взрослого человека. Периодизаций возрастного развития довольно много. Наиболее детально разработанными и содержательными являются периодизации развития в детстве и отрочестве. Это не случайно. Первый этап в жизненном цикле человека – истоки, время становления и психических функций, и личностных образований; он очень значим в генетическом плане и хорошо изучен. В зрелости уже не будет качественных изменений («метаморфоз») в развитии психологических процессов: взрослый человек имеет творческое мышление, произвольную смысловую память, произвольное внимание, развитые формы речи, включая письменную, и т.д. Отдельные их показатели колеблются в том или ином диапазоне, но таких существенных сдвигов, как в детстве, в зрелости не наблюдается.

    О личности детские психологи говорят, начиная с дошкольного возраста. Формирование мотивационной сферы, самосознания, ценностных ориентации и др. прослеживается на протяжении младшего школьного и подросткового возрастов. По окончании отрочества начинается стабилизация личностного развития, хотя в юности именно в этом плане могут происходить существенные изменения.

    Таким образом, психическое развитие ребенка и подростка интенсивно и охватывает все сферы. Оно имеет общие закономерности, прежде всего потому, что условия жизни в это время однотипны. В семье, детском саду и школе осваиваются основные нормы поведения и отношений со взрослыми и сверстниками, наиболее важные виды деятельности – непосредственно-эмоциональное общение с матерью, манипулирование предметами, игра, учение.

    Американские психологи рассматривают влияние на развитие личности трех типов факторов – нормативного возрастного, нормативного исторического и ненормативного. Возрастные изменения в психике для всех максимальны в детстве, минимальны в юности и зрелости; роль нормативного возрастного фактора несколько повышается в старости. Исторические условия (экономический подъем или спад, война, революция, политическая стабильность и т.д.) отражаются на развитии личности наиболее сильно в юности. Для детей, которые не видели в своей жизни ничего другого, и для пожилых людей, мировоззренческие взгляды и ценности которых давно сложились и мало зависят от обстоятельств, этот фактор малозначим. И наконец, неуклонно повышается с возрастом роль ненормативных факторов – индивидуальных условий жизни, достижения или недостижения конкретным человеком поставленных целей, важнейших событий, таких, как обретение любви, рождение ребенка, утрата близкого человека, тяжелая болезнь и т.п.

    В детстве и отрочестве развитие зависит от нормативных возрастных факторов и подчиняется общим закономерностям. Возрастные периоды вследствие этого имеют определенное содержание и достаточно четкие временные границы.

    Возрастные периоды, приходящиеся на середину и конец жизненного цикла, охарактеризовать труднее: с возрастом увеличиваются индивидуально-типические различия. Развитие личности на каждом этапе зрелости зависит от жизненного замысла и его реализации, «дорог, которые мы выбираем». Менее определенными становятся, наряду с содержанием, и границы периодов. Анализируя развитие зрелой личности, следует исходить не столько из общих закономерностей, сколько из вариантов развития.

    В то же время существуют периодизации развития взрослого человека. В них отражены представления, иногда совершенно различные, о целостном жизненном пути, решаемых задачах, переживаниях и кризисах. Возрастные рамки периодов чаще всего определяются следующим образом. Граница юности и молодости устанавливается около 20-23 лет, молодости и зрелости – 28-30 лет, иногда ее отодвигают до 35 лет, граница зрелости и старости – примерно 60-70 лет. В некоторых периодизациях выделяется дряхлость. Последнюю границу жизни особенно трудно определить. По современным статистическим данным, в развитых западных странах это 84 года у женщин и 77 лет у мужчин. Но индивидуальные различия настолько велики, что некоторые долгожители продлевают последний возрастной период до 100 и более лет.

    Наиболее известной и признанной в мировой психологии является периодизация Э. Эриксона, охватывающая весь жизненный цикл.

    Приведем в качестве примера две различные периодизации развития зрелой личности Ш. Бюлер и Р. Гаулда, Д. Левинсона, Д. Вейланта.

    Выделяя пять фаз жизненного цикла человека, Ш. Бюлер делает акцент на зрелости – времени расцвета; после 50 лет начинается старение, окрашивающее жизнь в мрачные тона.

    Возраст Психологическое содержание возрастного периода
    До 16-20 лет Нет семьи, профессии, жизненного пути
    От 16-20 до 25-30 лет Предварительное самоопределение, выбор супруга
    От 25-30 до 45-50 лет Зрелость: собственная семья, призвание, постановка конкретных жизненных целей и самореализация
    От 45-50 до 65-70 лет Стареющий человек переживает трудный возраст душевного кризиса. В конце периода нет ни самоопределения, ни постановки жизненных целей
    После 65-70 лет Старый человек теряет социальные связи. Бесцельное существование, обращенность к прошлому, пассивное ожидание смерти, самозавершенность

    Более оптимистична периодизация американских психологов Р. Гаулда, Д. Левинсона, Д. Вейланта. Во взрослой жизни человека они подчеркивают два кризиса – 30 и 40 лет; в остальное время, в том числе и в старости, наступает душевное равновесие.

    Возраст Психологическое содержаниевозрастного периода
    16-22 года Время взросления, стремление ксамостоятельности, неопределенность. Уход из родительского дома
    23-28 лет Осознание себя как взрослогочеловека с его правами и обязанностями сформированность представлений своейбудущей жизни и работе. Встреча со спутником жизни заключение брака
    29-32 года Переходный период: прежниепредставления о жизни оказываются не совсем верными. Иногда жизнь строитсязаново
    33-39 лет «Буря и натиск», как бывозврат отрочества. Семейное счастье часто теряет свое очарование, все силывкладываются в работу, достигнутое кажется недостаточным
    40-42 года Взрыв в середине жизни:впечатление, что жизнь проходит зря, молодость утрачена
    43-50 лет Новое равновесие. Привязанность к семье
    После 50 лет Семейная жизнь, успехи детей – источник постоянного удовлетворения. Вопросы о смысле жизни, ценностисделанного

    В отечественной психологии, по сравнению с западной, проблеме периодизации развития зрелой личности уделялось меньше внимания; интерес к ней повысился в последнее время.

    В периодизации В.Ф. Моргуна 10 этапов.

      Возраст Психологическое содержание возрастного периода
    1 Юность (18-23 года) Порог взрослой жизни; поиски своего места в обществе. Личностное и профессиональное самоопределение
    2 Молодость (24-30 лет) Выработка индивидуальности, осознание нереальности юношеских мечтаний. Более конкретные представления о будущей жизни. Встреча с будущим супругом, брак, переход к «оседлости». Специализация в выбранной профессии
    3 Переход к расцвету (около 30 лет) Кризис, если недостаточно благополучно прошла эпоха самоопределения
    4 Расцвет (31-40 лет) Время высокой работоспособности и отдачи. Человек, приобретая богатый жизненный опыт, становится полноценным специалистом и семьянином, впервые серьезно задумывается над вопросом: «Что остается людям?»
    5 Переход к зрелости (около 40 лет) Кризис, возможность личностных сдвигов, если на предыдущем этапе не было целенаправленной работы по самосовершенствованию
    6 Зрелость (40-55 лет) Вершина жизненного пути личности. Достижение профессионального мастерства, положения в обществе, стремление передать свой опыт другим
    7 Кризис 50-55 лет Осознание возрастных перестроек, начала физиологического старения, что приводит или к пессимизму, или к изменению образа жизни, постановке новых целей
    8 Пожилой возраст (55-75 лет) Продолжение творческой активности, передача накопленного жизненного опыта, общение
    9 Старческий возраст (75-90 лет) Психологическая перестройка в связи с уходом на пенсию смягчается сохранением широкого круга друзей, включением в по сильные виды деятельности, выполнением функций бабушки или дедушки
    10 Долгожительство (свыше 90 лет) Адаптация к новой ситуации благодаря использованию имеющегося опыта, включению многих приспособительных систем, в том числе на уровне личности

    Более подробно содержательная сторона периодизаций развития зрелой личности представлена у А.В. Толстых и Г.С. Абрамовой. Укажем возрастные границы по Г.С. Абрамовой.

    Проблема генетической периодизации. Одна из первых психологических периодизаций была создана учеником Холла К. Геттинсоном на основании теории рекапитуляции. Критерием деления детства на периоды в ней являлся способ добывания пищи. При этом особенности, наблюдаемые у детей определенного возраста, объяснялись изменением способа добывания пищи, который, по мнению Гетчинсона, определяет не только биологическое, но и психическое развитие. Он выделил пять основных фаз в психическом развитии детей, границы которых не были жесткими, так что конец одной стадии не совпадал с началом следующей:

    1. от рождения до 5 лет – «стадия рытья и копания». В этот период дети любят играть в песке, делать куличики и манипулировать с ведерком и совочком;
    2. от 5 до 11 лет – «стадия охоты и захвата». На этом возрастном отрезке дети начинают бояться чужих, у них появляются агрессивность, жестокость, желание отгородиться от взрослых, особенно посторонних, и стремление делать многие вещи тайком;
    3. от 8 до 12 лет – «пастушеская стадия». В этот период дети стремятся иметь свой собственный уголок, причем они строят свои укрытия обычно во дворах или в поле, в лесу, но не в доме. Они любят домашних животных и стараются их завести, чтобы было о ком заботиться и кому покровительствовать. У детей, особенно у девочек, в это время появляется стремление к ласке и нежности;
    4. от 11 до 15 лет – «земледельческая стадия». Появляется интерес к погоде, явлениям природы, а также любовь к садоводству, а у девочек и цветоводству. В это время у детей зарождаются наблюдательность и осмотрительность;
    5. от 14 до 20 лет – «стадия промышленности и торговли, или стадия современного человека». В это время дети начинают осознавать роль денег, а также значение арифметики и других точных наук. Кроме того, у ребят возникает стремление меняться различными предметами.

    Гетчинсон считал, что с 8 лет, т.е. с «пастушеской стадии», наступает эра цивилизованного человека и именно с этого возраста детей можно систематически обучать, что невозможно на предыдущих этапах. При этом он исходил из идеи Холла о том, что обучение должно надстраиваться над определенным этапом психического развития, так как созревание организма подготавливает основу для обучения. И Холл, и Гетчинсон были убеждены, что прохождение каждой стадии обязательно для нормального развития, а фиксация на какой-то из них ведет к появлению отклонений и аномалий в психике.

    Необходимость определения психологического содержания, характерного для каждого возрастного периода, была очевидна и для большинства ученых, и для практиков, занимавшихся обучением и воспитанием детей. В то же время критерий, введенный Гетчинсо-ном, был в достаточной степени умозрительным и внешним по отношению к психическому развитию. Поэтому в первой трети XX в. появилось сразу несколько периодизаций, в основу которых был положен объективный, а следовательно, в большей степени биологический, а не психологический критерий.

    Так, Штратце считал, что критерием должно стать развитие полового влечения. Поэтому он выделил периоды минимального влияния сексуального влечения, его умеренного роста и, с 16 лет, максимального роста и влияния на психическую жизнь человека.

    Сходная периодизация была разработана А.Гезеллом, который в качестве критерия предложил темп психического развития. Он выделил три периода – от рождения до года, от года до трех и от трех до 18 лет, причем первый период характеризуется максимально высоким темпом психического развития, второй – средним, а третий – низким темпом развития психики.

    Объективный и легко диагностируемый критерий был и в периодизации, разработанной П.П. Блонским. Он считал, что человеческая жизнь состоит из трех этапов – детства, размножения, угасания. При этом детство есть эпоха прогрессирующего роста, предшествующего этапу размножения. Первый этап – детство – он разделил на три периода, а критерием деления возраста на периоды явилась дентиция, т.е. смена зубов. Так появились периоды беззубого, молочнозубого детства и детства постоянных зубов. В качестве дополнительного параметра, характеризующего психическое становление, Блонский упоминал темперамент, связывая развитие личности с конституцией и темпераментом ребенка. Он доказывал, что на каждом возрастном этапе существует типичный для всех детей темперамент, а потому определенные личностные качества - упрямство и негативизм 2-3-летних детей, неуверенность в себе, закрытость подростков - связывал с особенностями темперамента этого периода.

    Еще одной тенденцией в теориях периодизаций было использование также внешнего и объективного, но уже социального критерия, вытекающего из условий жизни и деятельности людей. К этой группе теорий можно отнести периодизации Р. Заззо, в которой периоды выделяются исходя из ступеней образования, Ш. Бюлер и Л. Сэва. Две последних имеют более сложное основание, чем теория Заззо, и частично могут быть отнесены к мотивационно-личностной группе периодизаций (Бюлер) или к периодизациям, критерием в которых является смена деятельности (Сэв).

    Тем не менее, ведущим для обеих периодизаций остается чисто внешняя, социальная сторона ролевой позиции человека. Так, Бюлер выделила следующие пять этапов, или, как она пишет, пять фаз жизненного пути личности:

    1. до 16-18 лет – нет семьи и профессии,
    2. 18-30 лет – предварительное определение профессии, спутника жизни,
    3. 30-50 лет – зрелость, самореализация в выбранной профессии и семье,
    4. 50-65 лет – стареющий человек, у которого к концу периода исчезают жизненные цели и самоопределение,
    5. 65-70 – до смерти – старый человек, без социальных связей и целей существования.

    Не вдаваясь в анализ содержания жизненных фаз, ошибочность которых будет показана в дальнейшем на материале современных исследований процесса зрелости и старения, хотелось бы подчеркнуть, что психологическая суть возраста в этом случае определяется социальным статусом человека, а не наоборот, как предполагает психологический, а не социологический подход к периодизации.

    Сложная периодизация Сэва строится на основе изменений деятельности субъекта, или, его словами, на основе поступков, которые отражаются в биографии в виде конкретной деятельности, требующей определенных способностей. Так он выделил циклы деятельности, характерные для ребенка, студента, рабочего и пенсионера.

    Однако наиболее значимыми для понимания природы и механизмов психического развития стали периодизации, построенные на основании чисто внутренних, психологических параметров, прежде всего изменений в интеллектуальной и мотивационной сферах.

    Д. Селли, доказывая, что психическое развитие основывается на законах ассоциаций, утверждал, что ребенок рождается только с предпосылками основных психических процессов, которые формируются уже при жизни детей. Такими предпосылками служат три элемента, составляющие основу главных образующих психики – ума, чувства и воли. Исследования Селли показали, что первыми у детей появляются ассоциации по сходству, затем постепенно формируются образы предметов, основанные на ассоциациях по смежности, а в конце второго года жизни возникают ассоциации по контрасту. Данные, полученные Селли, позволили также выделить основные этапы в познавательном, эмоциональном и волевом развитии детей, которые необходимо учитывать при их обучении.

    Немецкий ученый Э. Мейман стремился соединить ассоциани-стический подход Селли с теорией рекапитуляции, предложенной Холлом. Исходя из этого, он разработал свою периодизацию психического развития, критерием в которой являются уже не абстрактные способы добывания пищи, а этапы интеллектуального развития:

    В своей концепции Мейман одним из первых доказывал, что интеллект представляет собой фундамент для развития психики, а потому и периодизация должна строиться на основе этапов становления интеллекта. Это направление в теориях периодизаций было развито Э. Клапаредом и Ж. Пиаже. Отождествляя психическое развитие с формированием мышления, они доказывали, что критерием деления детства на периоды служат переходы от одного вида мышления к другому.

    Клапаред выделил четыре этапа в психическом развитии:

    Периодизация Клапареда была направлена на объяснение широкого круга проблем - от механизмов психического развития до технологий обучения на определенных этапах онтогенеза. Было показано, что эта концепция имеет не только теоретическое, но и прикладное значение, позволяющее использовать ее данные в процессе воспитания, социализации детей.

    Огромное значение для понимания динамики становления интеллекта имели работы ученика Клапареда Ж.Пиаже, раскрывшего не только периоды, но и механизмы восхождения от одной стадии к другой.

    Как известно, он выделил три периода:

    1. 0-2 года – стадия сенсомоторного интеллекта,
    2. 2 года –11 лет – стадия конкретных операций (2 года – 7 лет – дооперациональный этап),
    3. с 12 лет – стадия формальных операций.

    При этом каждую стадию Пиаже разделил на два этапа – появление необратимой операции данного уровня, а затем развитие ее обратимости, а сама периодизация отражала процесс сложного становления адекватной интеллектуальной схемы, который заключается в переходе операций во внутренний план и приобретении ими обратимого характера. Таким образом он доказывал значимость именно интеллектуального созревания для активной адаптации человека в сложном и меняющемся мире.

    Опираясь на идеи Пиаже, Л. Кольберг обозначил этапы нравственного развития, основанные на интеллектуальной зрелости детей. Он ставил перед детьми задачу оценить нравственную сторону проблемы выбора (причем выбора заведомо неоднозначного), анализируя систему их рассуждении. Это дало ему возможность выделить три уровня развития нравственных суждений, каждый из которых состоит из двух стадий:

    Кольберг, как и Пиаже, предполагал, что смена стадий нравственного развития связана с общими когнитивными возрастными изменениями, прежде всего с децентрацией и формированием логических операций. При этом он считал, что на нравственное развитие влияет как общий уровень образования, так и общение ребенка со взрослыми и сверстниками, желание получить награду за хорошее поведение. Именно этот, последний, фактор вызывает наибольшее количество критических замечаний, хотя большинство исследователей в целом принимают последовательность этапов формирования нравственности, разработанную ученым.

    Другое направление в теориях периодизации исходило из приоритета мотивационной стороны становления психики, а потому стадии выделялись на основе изменения мотивации и способов ее удовлетворения. Одним из первых этот подход был реализован в периодизации Бюлера, в которой при приоритете эмоций все же учитывались изменения в интеллектуальной сфере. Доказывая необходимость обучения для полноценного психического развития, Бюлер анализировал роль культуры, ее влияние на формирование психики ребенка, на его эмоциональную сферу. Он выделил три основные стадии психического развития:

    Эмоциональное развитие при переходе от стадии к стадии выражается в том, что удовольствие от деятельности смещается из конца в начало. Так, при инстинкте сначала происходит действие, а затем наступает удовольствие от него (например, лягушка вначале прыгает за мухой, глотает ее, а затем получает удовольствие от еды). При дрессуре деятельность и удовольствие идут параллельно (так, собачка, прыгая через обруч, в награду получает кусочек сахара). Наконец, при наличии интеллекта человек может представить, какое удовольствие он получит, к примеру, от вкусной конфетки или от общения с другом еще до начала этой деятельности. Именно интеллектуальная стадия как культурная позволяет наиболее гибко и адекватно приспособиться к среде, считал К. Бюлер.

    Наиболее полно мотивационный критерий периодизации был воплощен в работах Фрейда, хотя интеллектуальная сторона при этом практически не учитывалась. Фрейд создал свою периодизацию, исходя из закономерностей развития либидозной энергии, которая непосредственно связана с влечением к жизни, продолжением рода и является основой развития личности. Он считал, что в течение жизни человек проходит несколько этапов, отличающихся друг от друга способами фиксации либидо, удовлетворения этого стремления. При этом Фрейд уделял большое внимание тому, каким именно способом происходит фиксация и нуждается ли человек при этом в посторонних объектах. Он выделил три больших этапа, распадающихся на несколько стадий.

    Подчеркивая значение родителей в развитии личности ребенка, Фрейд писал о том, что именно от них во многом зависит способ прохождения этих периодов психического развития, а травмы, полученные при общении со взрослым в первые годы жизни, становятся причиной психических и социальных отклонений в поведении, которые могут проявиться значительно позднее.

    Несмотря на существенные различия между рассмотренными выше периодизациями, общими между ними являются не только возрастные границы отрезков онтогенеза, что связано и с психологической симптоматикой, и с внешними, социальными условиями (например, с началом систематического обучения), но и преимущественно эволюционный подход, так как в них переход от одной ступени мышления к другой (или от одного вида мотивации к другому) происходит постепенно, а сам переход не связан с появлением негативных компонентов в различных видах деятельности.

    Этот взгляд частично претерпел изменения в теории Эриксона. Развивая идеи Фрейда о доминировании мотивационного компонента как критерия определения этапов жизненного пути, Эриксон доказывал, что для человека ведущая потребность - стремление к сохранению идентичности, целостности Эго, а ее трансформации знаменуют переход от стадии к стадии. Так как Эго, самосознание человека развивается в течение всей его жизни, то и потребность в сохранении идентичности остается всегда актуальной; следовательно, периодизация должна не оканчиваться на юношеском возрасте, а охватывать весь жизненный путь.

    Он выделил восемь основных этапов в развитии идентичности, в течение которых ребенок переходит от одной стадии осознания себя к другой. Эти стадии являются серией критических периодов, которые должны быть преодолены в течение жизни. При этом конкретный этап не только формирует новое, необходимое для социальной жизни качество, но и подготавливает ребенка к следующему жизненному этапу. Каждая стадия дает возможность формирования противоположных качеств и черт характера, которые осознает в себе человек и с которыми он начинает себя идентифицировать.

    Основное внимание Эриксон уделял кризису подростково – юношеского периода, который сопровождается важными биологическими и психологическими изменениями, так как с изменением образа своего тела меняется и образ собственного «Я» подростка. Кризис идентичности, который происходит в этот период, составляет основу личностной и социальной идентичности, которая начинает осознаваться с этого времени. Доказывая, в противовес ортодоксальному психоанализу, необходимость исследования хорошо социализированных и уверенных в себе подростков, Эриксон подчеркивал, что основой нормального личностного развития как раз и является осознанное чувство цельности, идентичности.

    Оригинальный подход к проблеме периодизации был разработан в отечественной психологии. Его особенность связана в первую очередь с введенными Л.С. Выготским понятиями социальной ситуации развития и критическими и литическими периодами, чередующимися в онтогенезе. Он также сформулировал принципы, которым должна отвечать научная психологическая периодизация. Ее критерий, подчеркивал Выготский, должен быть внутренним, а не внешним по отношению к развитию, должен быть объективным и не терять своего значения на протяжении всего периода детства.

    В основу предложенной им периодизации были положены два критерия - динамический и содержательный. Руководствуясь динамикой развития, он выделил в детстве критические и литические периоды, дав качественную характеристику кризисов. С точки зрения содержания он разделил детство на периоды, исходя из новообразований каждого этапа, т. е. из тех психических и социальных изменений, которые определяют сознание и деятельность детей конкретного возраста. На этих основаниях он выстроил следующую периодизацию:

    1. кризис новорожденности,
    2. младенчество (2 месяца – 1 год),
    3. кризис одного года,
    4. раннее детство (1-3 года),
    5. кризис 3 лет,
    6. дошкольный возраст (3-7 лет),
    7. кризис 7 лет,
    8. школьный возраст (8-12 лет),
    9. кризис 13 лет,
    10. пубертатный возраст (14-17 лет),
    11. кризис 17 лет.

    Постепенное становление личности ребенка, осознание его ведущих мотивов стало критерием в периодизации, разработанной Л. Божович. Используя понятие Выготского о социальной ситуации развития, она пришла к выводу, что личностные новообразования связаны с изменением переживаний детей при трансформации социальной ситуации. Ею выделены этапы появления мотивирующих представлений (год), осознания себя как субъекта действия и стремления стать таковым (3 года), появления стремления стать субъектом в системе социальных отношений (6-7 лет) и появление мотива стать личностью как важное новообразование конца подросткового периода.

    Развивая идеи Выготского, Д. Эльконин предложил одну из наиболее полных на сегодняшний день периодизаций, в которой он выделил две стороны деятельности – познавательную и мотивационную. Эти стороны существуют в каждой ведущей деятельности, но развиваются неравномерно, чередуясь по темпу развития в каждом возрастном периоде. Так, в младенческом возрасте интенсивно развивается мотивационная сторона (ребенок – взрослый), эта же сторона лидирует в дошкольном и подростковом периодах. В то же время в раннем детстве, так же как у младших школьников и юношей, наиболее интенсивно развивается операциональная сторона (ребенок – предмет). С точки зрения Эльконина, кризис как раз совпадает с периодом максимального разрыва между уровнем развития двух сторон деятельности. Его возникновение объясняется именно необходимостью изменить деятельность, чтобы дать возможность и другой стороне достичь необходимого уровня развития, так как в противном случае существует опасность полного разрыва между операциональной и мотивационной сторонами, что может привести к нарушениям в поведении ребенка.

    Изучение критических периодов позволило Эльконину выделить сходные по значению и причинам возникновения кризисы 3 лет и 11-13 лет (подростковый кризис), в течение которых отстающая мотивационная сторона начинает приобретать доминирующее значение. Эти кризисы он считал наиболее аффективными и значимыми в психическом развитии. С другой стороны, похожи и кризисы года, 7 лет и 15-16 лет, так как в эти периоды отстающая операциональная сторона начинает догонять мотивационную. Эти кризисы не имеют такой выраженной аффективной окраски и отделяют одну стадию психического развития от другой, в то время как мотивационные отделяют один этап от другого.

    Хотя актуальность теорий периодизации в современной психологии несколько уменьшилась, большинство ученых не отрицает их принципиальной значимости и полезности. При этом современные теории периодизации исходят из комплексной характеристики возрастного периода и рассматривают весь жизненный путь человека, а не только период его детства. Говоря о критериях разделения онтогенеза на периоды, Д. Флейвелл подчеркивал, что стадии должны выделяться на основе значимых качественных изменений, которые носят системный характер (т.е. когда человек начинает выполнять какую-то деятельность не просто лучше, но принципиально иначе и эти изменения распространяются на разные стороны его жизни). Принимая этот подход, необходимо подчеркнуть, что быстрые переходы от стадии к стадии, о которых упоминает Флейвелл, не могут происходить при качественных скачках абсолютно гладко. Бесконфликтно идет только количественное накопление, например рост конкретных знаний человека, в то время как коренная перестройка его взглядов и взаимоотношений с миром всегда предполагают амбивалентные переживания и сложную динамику процесса развития.

    Периодизация развития. Периодизация развития относится к числу наиболее сложных и до сих пор не имеющих однозначного решения проблем и психологии, и физиологии. Об этом свидетельствуют различные подходы к периодизации развития, существующие в этих науках. Трудности в значительной степени связаны с отсутствием общепризнанного критерия, который был бы равно принят представителями разных наук.

    Требования к критерию периодизации были сформулированы еще Л.С. Выготским, который указывал, что признак, на основании которого можно отличить одну эпоху детства от другой, должен быть: показательным для суждения об общем развитии ребенка; легкодоступным для наблюдения и объективным. В качестве примера такого признака Выготский приводит процесс смены зубов. Действительно, это информативный показатель биологического созревания. Морфологи Б.А. Никитюк и В.П.Чтецов указывают, что он больше других соответствует календарному возрасту ребенка. Есть также данные о том, что существует корреляция между темпом смены зубов в дошкольном возрасте и некоторыми аспектами умственного (вербального) развития.

    Тем не менее ограниченность такого критерия очевидна. Он охватывает слишком короткий период онтогенеза и, кроме того, будучи частным признаком, не дает представления о сути процессов, происходящих в организме на выделяемых с его помощью этапах развития. Похожие претензии можно предъявить и другим аналогичным подходам к периодизации (например, к периодизации на основе критерия сексуального развития).

    Известный физиолог И.А. Аршавский полагал, что в основу периодизации должны быть положены критерии, отражающие специфику целостного функционирования организма. По этой логике представляется оправданным в качестве фундаментального критерия периодизации рассматривать процессы адаптации и адаптивные возможности организма. Как отмечают М.М. Безруких и Д.А. Фарбер, особую роль в возрастной периодизации играют критерии, отражающие уровень развития и качественные изменения адаптивных механизмов, связанных с созреванием регуляторных структур ЦНС и обусловливающих деятельность всех физиологических систем и поведение ребенка. Такой подход сближает физиологические и психологические подходы к проблеме возрастной периодизации и создает основу для выработки единой периодизации развития.

    В этой связи уместно привести разработанную Л.А. Щеплягиной с соавторами схему, характеризующую этапность нервно-психического реагирования детей и подростков и отражающую особенности нарушений адаптации на разных этапах развития. Можно выделить следующие четыре этапа, или уровня, в развитии организма и типах нарушения при дезадаптации:

    1. 0-3 года; в этом возрасте наиболее развиты вегетативные отделы нервной системы, и ответ на вредоносное воздействие среды находит свое выражение в виде нарушения вегетативных функций (расстройства пищеварения, нарушения цикла сна и бодрствования и т. п.);
    2. 4 года – 10 лет; на этом возрастном этапе ускоренно развиваются двигательные функции и устанавливаются субординационные отношения между подкорковыми и корковыми уровнями в организации двигательных актов; при патогенных воздействиях в этом возрасте чаще возникают нарушения в двигательной сфере (тики, заикание и др.);
    3. 7-12 лет; это период аффективного реагирования, обусловленный формированием и усложнением субъективного опыта ребенка и его эмоциональных переживаний; на этом этапе дезадаптация проявляет себя в виде повышенной возбудимости и страхов;
    4. 12-16 лет; это эмоционально-идеаторный этап нервно-психического реагирования; уровень психической зрелости в этом возрасте обеспечивает ответы на воздействие среды в виде характерологических реакций. В качестве иллюстрации процессов дезадаптации в этом возрасте можно привести типологию акцентуаций характера подростков, предложенную А.Е. Личко.

    Приведенную схему не стоит рассматривать как вариант периодизации, поскольку она предложена для решения других задач. Однако эта схема позволяет уточнить содержание понятия дезадаптации и выделить возрастную специфику психофизиологических механизмов этого явления.

    Междисциплинарное решение проблемы периодизации развития осложняется также неоднозначностью понятия «возраст». В физиологии, психологии и социальных науках это понятие имеет разное содержание.

    Значительные индивидуальные колебания в темпах созревания организма дали основания для введения такого понятия, как биологический возраст. Он определяется морфофункциональными особенностями организма по сравнению со статистически установленным средним уровнем развития, характерным для данного хронологического возраста в этой популяции.

    Представление о биологическом возрасте имеет практическое значение, потому что в жизни нередко нужно объединять детей не по календарному (паспортному) возрасту, а с учетом реально существующих различий в их развитии. У большинства детей биологический и календарный возраст совпадают, однако у некоторых детей биологический возраст опережает календарный или отстает от него.

    Основными критериями оценки биологического возраста считаются: зрелость, оцениваемая по срокам прорезывания молочных и постоянных зубов; скелетная зрелость (порядок и сроки окостенения скелета); зрелость, оцениваемая по срокам наступления вторичных половых признаков. В последнее время при оценке биологического возраста стали использовать не только морфологические возрастные изменения, но и показатели зрелости физиологических систем организма.

    Оценка биологического возраста проводится путем сопоставления соответствующих показателей развития обследуемого ребенка со стандартами, характерными для данной возрастной, половой и этнической группы. Индивидуальные различия в биологическом возрасте определяются многими факторами: генетическими и такими средовыми, как климатогеографические, экологические и социокультурные. По этой причине дети и подростки из разных этнических и социокультурных групп при одинаковом календарном возрасте могут иметь различный биологический возраст.

    Нужно отметить, что проблема возраста в науке приобретает все более дифференцированное толкование. Наряду с календарным и биологическим возрастами для характеристики человека используются понятия социального и психического возраста. Причем такие широко принятые в психологии и физиологии понятия, как дошкольный, школьный, студенческий, рабочий и пенсионный возраст представляют собой градации социального возраста, поскольку имеют явно социальное происхождение и содержание, определяемое нормативно-ролевыми характеристиками, существующими в данном обществе в конкретную историческую эпоху.

    Дифференцируется и понятие психического возраста. Кроме умственного возраста, определяемого коэффициентом интеллекта, выделяют психосексуальный возраст (уровень эротических интересов и поведения), рекреационный возраст (соответствие досуга возрастным нормам) и т.д. В этой связи снова возникает проблема согласованности, в данном случае согласованности между разными категориями и аспектами возраста. Например, насколько психосексуальный возраст соответствует уровню индивидуальной физиологической зрелости подростка.

    Научные и практические знания обеспечивают некоторые, в основном эмпирические, представления о степени согласованности различных аспектов возраста, соответствующей нормальному ходу онтогенеза. Тем не менее существуют определенные типы, варианты развития, которые выделяются по объективным критериям рассогласования биологического, психического и календарного возраста.

    Наряду с типичными показателями уровня развития, характерными для большинства представителей определенной возрастно-половой группы, встречаются отклонения. На индивидуальном уровне они сводятся к двум основным типам: акселерации и ретардации развития. Акселерация представляет собой ускорение физического развития и формирования функциональных систем организма детей и подростков. Различают два вида акселерации: эпохальную и внутригрупповую. Первая определяется как явление, присущее всем детям и подросткам в сравнении с предшествующими поколениями. Эпохальная акселерация была заметным явлением в 60-70 гг. XX в. В 80-е годы процесс стабилизировался, а с начала 90-х появились признаки противоположного явления – децелерации развития, т.е. широко наблюдаемого замедления процессов физического созревания детей и подростков. Причины массовой акселерации и децелерации до конца не изучены. Высказывается предположение, что эпохальные акселерация и децелерация имеют циклический характер. Это означает, что ускорение развития – явление временное, оно наступает периодически под влиянием экзогенных факторов (например, солнечной активности) или эндогенных процессов неизвестной природы, и на смену ему приходит замедление физического развития.

    Внутригрупповая, или индивидуальная, акселерация рассматривается как ускоренное развитие отдельных детей и подростков в определенных возрастных группах. Доля таких детей колеблется в пределах от 13 до 20% в зависимости от возраста.

    Ретардация проявляется при задержке физического развития и формирования функциональных систем организма детей и подростков. Доля ретардированных детей внутри разных возрастных групп иногда достигает 20%. Ретардация развития может проявляться в разных сферах и характеризоваться разной степенью отклонения от статистической нормы. Необходимо различать ретардацию физического развития и задержку психического развития. Первая может существовать независимо от второй и нередко представляет собой вариант развития в пределах нормы. Описано, например, конституциональное замедление развития, обусловленное факторами наследственности и проявляющееся в отставании всего развития, в том числе полового созревания, на 2-3 года. Такие дети все равно проходят все стадии развития и достигают зрелости, но только с опозданием.

    В связи с этим существует особая задача - отделить замедленное развитие и созревание как вариант нормы от задержки развития, обусловленной патологическими процессами. Последнее особенно важно при определении школьной зрелости и готовности к обучению.

    Поскольку около 40% детей имеют динамику биологического созревания, отклоняющуюся от средних нормативных данных, есть основания полагать, что каждому человеку присущ собственный темп индивидуального развития. Дети, имеющие одинаковый календарный возраст, могут находиться на разных этапах возрастного развития. Несоответствие календарного и биологического возраста ребенка позволяет оценить темп индивидуального развития.

    По современным представлениям, скорость роста и развития на разных этапах онтогенеза в определенной степени зависит от конституциональной принадлежности ребенка и его гормонального статуса. Так, у представителей дигестивного (характеризуется преобладающим развитием живота, который выдается вперед по отношению к грудной клетке) и, по-видимому, мышечного типов по сравнению с астено-торакальным типом (характеризующимся удлиненным худощавым телосложением и развитой в длину грудной клеткой) раньше начинается период полового созревания, и, по-видимому, они в более раннем возрасте достигают половой зрелости. Известно также, что процессы роста у представителей мышечного типа заканчиваются раньше, чем у людей астенического телосложения.

    Наряду с конституциональными чрезвычайно выражены половые различия в темпах созревания: у девочек созревание идет быстрее, соответственно этому имеют место половые различия по целому ряду показателей, свидетельствующие о более раннем наступлении зрелости у девочек.

    Итак, психофизиологическое созревание, определяющее очередность возрастных изменений в ЦНС и некоторых других системах организма (эндокринной, опорно-двигательной), обеспечивает условия для возникновения и реализации психических функций. По морфологическим и функциональным показателям можно судить о процессах созревания и степени зрелости структур и функций организма на отдельных этапах онтогенеза каждого ребенка. Однако в последовательности процессов созревания отражаются как общие, так и индивидуальные особенности развития. Индивидуализация касается, в первую очередь, темпа созревания (скорости возрастных преобразований).

    Нередко высказывается мнение, что акселерация физического развития не оказывает влияния на темпы психического развития и это создает трудности в обучении и воспитании ускоренно созревающих детей. По мнению некоторых ученых, большинство детей, обнаруживающих признаки преждевременного полового созревания, склонны к отставанию в развитии умственных способностей.

    В то же время немецкий психолог X. Ремишидт, обобщая данные ряда исследований, указывает, что конституционально рано развивающиеся дети и так называемые соматические акселераты обнаруживают более высокие показатели умственного развития и лучшую социальную приспособляемость. Размеры тела влияют на успехи рано созревающих подростков, у более крупных детей успеваемость лучше, чем у мелких, они пользуются симпатией окружающих и уверены в себе. В противоположность этому у поздно созревающих подростков меньше веры в себя, больше сомнений в осуществимости своих планов. Некоторые из этих особенностей, по-видимому, сохраняются и на более поздних этапах онтогенеза.

    Таким образом, конституциональные особенности ребенка (в том числе и темп созревания) создают специфические условия для его психического и социального развития - более благоприятные для одних детей и менее благоприятные для других.

    Как уже отмечалось выше, темп созревания – характеристика относительно непостоянная, поэтому в жизни индивида на смену выраженному ускорению темпов созревания может прийти замедление развития, и напротив, изначально замедленное созревание может ускориться и привести к акселерационному скачку. Эти явления адекватно описываются понятием индивидуальная траектория развития. Оно подразумевает возможные ускорения и замедления созревания, а также определенную меру онтогенетической стабильности характеристик индивида в ходе онтогенеза.

    Критические и сензитивные периоды развития. Способность нервной системы изменяться под влиянием внешних воздействий носит преходящий характер. Она совпадает, главным образом, со временем наиболее интенсивного морфофункционального созревания, что объясняется феноменом возрастной чувствительности к воздействиям среды, с которым связано понятие о сензитивном и критическом периодах развития.

    Хотя в основе всех подобных периодов лежит временное повышение чувствительности к некоторым внешним влияниям, каждый из них имеет свои характерные особенности: сущность происходящих изменений; факторы, к которым повышается чувствительность; степень избирательности к восприятию; временной режим; последствия неадекватной реализации; обратимость результата.

    Первоначально понятие критический период было введено в эмбриологии для обозначения временных отрезков, характеризующихся повышенной чувствительностью к действию факторов, которые выходят за границы физиологической нормы. Во время внутриутробного развития в строго определенные его моменты каждый орган претерпевает критические стадии дифференциации. Вредоносное воздействие на зародыш приводит к избирательному нарушению в развитии именно того органа, который находится в стадии наиболее интенсивного формирования. Этот факт находит свое отражение в своеобразном видоспецифическом «календаре пороков развития», демонстрирующем определенные искажения развития в зависимости от времени действия вредоносного фактора. Одной из трагических иллюстраций здесь является рождение детей с разными увечьями конечностей, матери которых принимали на различных сроках беременности снотворное талидомид.

    В основе избирательного повышения чувствительности лежит усиление процессов обмена веществ в наиболее быстро растущих органах и тканях. В общем, критические периоды в ходе внутриутробного развития ребенка совпадают со временем наиболее интенсивного роста и дифференцировки; они как бы маркируют процесс развития, отмечая стадии морфогенеза.

    Таким образом, критическим, в полном смысле слова, следует называть тот период времени, когда организм должен испытывать нормативные воздействия, и это является условием его дальнейшего полноценного развития. Изменения в ходе критического периода носят необратимый характер, в результате чего структура и функция приобретают законченную форму, не чувствительную к модифицирующим воздействиям в более позднем возрасте. Весьма вероятно, что критические периоды наиболее характерны для анатомо-морфологических изменений в ходе развития. Будучи сопряжены с определенным этапом морфологического созревания, они могут представлять собой хронологическую инварианту развития.

    Термин сензитивный период используется для обозначения отрезка времени, в который некий набор стимулов оказывает большее влияние на развитие функции, нежели до и после. Фактически сензитивный период представляет собой период повышенной пластичности, во время которого структура и функция демонстрируют свою способность к модификационной изменчивости в соответствии со спецификой внешних условий. В этом случае, по-видимому, в онтогенезе нет ни одного временного интервала, «рокового» по отношению к определенным воздействиям. При этом период наибольшей чувствительности рассматривается как наиболее благоприятный, оптимальный для усвоения этих воздействий. Образно выражаясь, критический период означает «теперь или никогда», сензитивный же – «можно и в иное время, но лучше теперь». Критические и сензитивные периоды онтогенеза можно соотнести с созреванием структур и процессов двух типов в зависимости от их реакции на внешние воздействия.

    Для первых, «ожидающих опыта», внешние воздействия выступают как триггер – сигнал, запускающий развитие, которое происходит по генетической программе и почти не зависит от характера влияний среды (в пределах физиологически допустимой нормы). «Ожидающие опыта» – это структуры и процессы консервативной наследственности, определяющие видовые признаки и не обладающие межиндивидуальной изменчивостью, т.е. одинаковые у всех представителей данного вида. Период «ожидания опыта» по сути, является критическим, потому что неадекватный опыт необратимо искажает нормальный ход развития.

    Структуры и процессы второго типа определяют как «зависящие от опыта». Они отличаются выраженным диапазоном изменчивости, возникающей под влиянием внешних воздействий, и рассматриваются как морфофункциональная основа усвоения индивидуального опыта. «Зависимость от опыта» – также явление временное, однако существенные изменения опыта приводят к соответствующим модификациям в развитии структур, не нарушая самого хода развития. Кроме того, подобные изменения нередко частично обратимы, поэтому период зависимости от опыта правильнее считать сензитивным.

    Каждая мозговая структура имеет свои временные характеристики созревания: начало, скорость, конец процесса и соответствующий этому период максимальной чувствительности. Иначе говоря, онтогенез ЦНС включает последовательное повышение чувствительности отдельных ее звеньев, связанное со временем наиболее интенсивного развития каждого из них.

    В созревании ЦНС условно можно выделить два аспекта. Первый – рост и самодифференцировка нейронов и их связей, мало зависящие от внешних обстоятельств и идущие по генетической программе. Второй – сходные изменения нейронов, вызванные функциональной активностью под влиянием внешних воздействий. В связи с этим факторы, определяющие созревание ЦНС, условно можно разделить на две группы. Первая – совокупность агентов, обеспечивающих полноценную биохимическую среду развития, которая необходима для нормального роста и дифференцировки нейронов. К ним относятся полноценные метаболические процессы и адекватная гормональная активность. Здесь имеются свои критические периоды развития, например период половой специализации структур мозга. Вторая группа включает факторы функциональной специализации отдельных элементов и звеньев ЦНС. Наиболее эффективное действие этих факторов приурочено к сензитивным периодам. Лучшим примером здесь служат организующие действия обогащенной среды.

    Формирующие свойства сензитивных периодов и диапазон потенциальной изменчивости структур и функций под влиянием внешних воздействий, получаемых организмом в это время, являются наиболее значимыми характеристиками для понимания природы взаимосвязи внешних влияний и развивающихся физиологических особенностей.

    Универсальность такого явления, как временное повышение чувствительности к внешним воздействиям, позволяет рассматривать его с позиций системного подхода. Период повышения чувствительности считается в этом случае необходимым этапом развития любой системы, соответствующим моменту ее консолидации. Организационные процессы в системе в этот момент идут с наибольшей скоростью. В случае критического периода (например, в эмбриогенезе) преобразование системы проходит в течение короткого интервала времени, а затем полностью прекращается.

    В других случаях организационные процессы в системе могут протекать с разной скоростью: вначале очень быстро, затем с постепенным снижением чувствительности до определенного уровня, но без полной ее утраты. Возможен и еще один вариант, когда организационные процессы в системе ускоряются неоднократно; в этом случае система будет обнаруживать не один, а несколько, возможно, ритмически повторяющихся критических периодов. Важно подчеркнуть, что вследствие повышения избирательной чувствительности системы к воздействиям среды, возникающей в сензитивном периоде, он одновременно является и оптимальным для направленных воздействий с целью оптимизации или коррекции развивающихся процессов, и периодом уязвимости системы к повреждающим воздействиям.

    Из сказанного следует, что критические и сензитивные периоды обеспечивают механизм индивидуализации развития, поскольку в зависимости от особенностей реализации каждого конкретного периода дальнейшие этапы развития могут приобретать все более специфический, присущий только данному индивиду опыт.

    В психологии изучение критических и сензитивных периодов психического развития имеет свою историю. Несмотря на некоторые различия в теоретической интерпретации этих явлений, общепризнанно, что существуют периоды, когда психическое развитие происходит наиболее быстро и особенно эффективно.

    Применительно к психическому развитию детей и подростков критические периоды, называемые кризисами, были наиболее полно проанализированы Л.С. Выготским. Он выделял несколько, основными из них можно считать кризисы одного года, 3, 7 и 13 лет. Первый отделяет младенчество от раннего детства, второй обеспечивает переход к дошкольному детству, третий является соединительным звеном между дошкольным и школьным возрастом, последний представляет собой перелом в развитии при переходе к пубертату. Указанные Л.С. Выготским сроки протекания кризисов, по-видимому, в настоящее время могут быть оспорены, хотя бы уже по причине эпохальной акселерации/децелерации развития. Однако содержание и последовательность выделенных кризисов, безусловно, сохраняются, поскольку отражают нормативные закономерности психического развития.

    Как отмечает Н.С. Лейтес (1978), толкование критических периодов у Выготского имеет существенные точки соприкосновения с пониманием критических периодов в физиологии развития: это наиболее ответственные, поворотные пункты развития, когда на протяжении относительно короткого времени происходят очень значимые для дальнейшего резкие сдвиги. Поскольку индивидуальность человека на всех этапах онтогенеза целостна, можно высказать предположение, что психические кризисы имеют системный характер и в качестве «невидимой подводной части айсберга» включают существенные физиологические преобразования. Основания для такого предположения есть, поскольку в возрастной физиологии и возраст 7-8 лет, и начало пубертата рассматриваются как критические периоды развития. Помимо многих специфических особенностей они характеризуют и общее явление: высокое напряжение гомеостатических механизмов адаптации.

    Еще одним важным понятием в психологии является возрастная сензитивность, при этом считается, что в каждом возрасте ребенок особенно чувствителен к определенного рода воздействиям, специфическим для данного возраста (Лейтес, 1978). Причем подчеркивается, что природу этой сензитивности нельзя вывести только из процессов созревания (натуральный ряд) или объяснить педагогическим воздействием на ребенка и его культурными накоплениями (социальный ряд). Возрастная сензитивность возникает, как пишет Б.Г. Ананьев, в результате сплетения органического и социального рядов в целостном психическом развитии.

    Пока, по-видимому, преждевременно высказывать предположения по поводу того, какие конкретные физиологические механизмы создают условия для обеспечения этих явлений в психическом развитии ребенка, их изучение – дело будущего.





       ИЛИ И  
    Рейтинг@Mail.ru при использовании материалов сайта,
    активная ссылка на сайт http://psylist.net как на источник информации обязательна
    e-mail: qqqxx(гав)psylist.net
    © пси-шпаргалка 2004 - 2014г.